Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

28 ноября 2018 г. Вечер поэзии

Опубликовано 16.11.2018

Обратите внимание, что теперь наши заседания начинаются в 19.00! Ждём всех.

 

Вечер поэзии

Г. Глозман, Е. Кучинский, М. Балашов 


     Григорий Глозман, Евгений Кучинский, Михаил Балашов – три равных поэта, связанных общей духовной нитью, протянувшейся с конца 50-х годов прошлого века до наших дней.

     Глозман и Кучинский – ученики высокого поэта Глеба Сергеевича Семёнова в литературном объединении (ЛИТО), существовавшем при Горном институте, разогнанном за вольнодумство, но продолжившимся при библиотеке Дома культуры им. Первой Пятилетки.

    "У поэтов есть такой обычай – в круг сойдясь, оплевывать друг друга…", – писал когда-то Дмитрий Кедрин. Нет! Было всё не так в "Глеб-гвардии Семеновском полку". Здесь зародилась большая и крепкая дружба четырех поэтов: Татьяны Галушко, Олега Тарутина, Григория Глозмана и Евгения Кучинского. Эта четверка не ограничивалась только пятницами в ЛИТО, они дружили домами, вместе бродили по городу, посещали музеи и театры.

     Но особенно часто поэты бывали на Мойке, 12, где, как хозяйка, встречала их Таня Галушко, работавшая здесь. Это было любимое место встреч, которое изменить, казалось, никому не под силу. Но ушла из жизни Таня, потом Олег. Слава Богу, живы и продолжают писать Григорий и Евгений. К ним присоединился Михаил Балашов, занимавшийся в ЛИТО у Всеволода Азарова. Дружба продолжается.

     Интересно отметить, что Григорий и Олег – геологи, а Евгений и Михаил – мореходы. Работа трудная, но романтичная. Может это и привело их в Поэзию.

Одной ногой в зелёном ботике
Болтали беззаботно ходики.
В настольной лампе керосиновой
Дрожал огонь как лист осиновый.
В окно стучались ветки яблони,
Просились в дом: «Прости, озябли мы».
А кот по комнате расхаживал –
За тенью собственной ухаживал.

 

Евгений Кучинский

НЕОСТОРОЖНОСТЬ

Я смотрел на тебя в остывающем сумраке ночи,
Под щекою родной шевельнуть не решаясь плечом.
Спящий локон тихонечко ухо щекочет,
И минуты завистливо дышат в лицо горячо.

Ты со мной – это главное…
как в это трудно поверить.
Растворилась вселенная, чтоб не нарушить покой.
Стали мелкими беды, проблемы, потери –
Я, забывшись, затёкшим плечом шевельнул под щекой.

Испугавшись, вселенная снова сгустилась в каюту.
Огорчённо вздохнув, лунным светом наполнился штиль.
И плечо пустотой оцарапало в ту же минуту…
И опять до тебя, словно днём, –
те же тысячи миль.

Михаил Балашов

СОПРИЧАСТИЕ

Пишу от первого лица
стихи – от буквы Я.
Здесь от начала до конца
позиция моя.

Как Я любил,
где Я бродил,
как путь торил свой Млечный,
чем мозг и душу бередил
среди людей, конечно.

Кто может строк
                            судьбу решать?
Но многое зачтётся,
когда с чужой
                            моя душа
на миг соприкоснётся.

Григорий Глозман