Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

«Хранители наследия (семья Степановых)»

Марина Витальевна Бокариус


 

Создатель нашего музея – квартиры А.С. Пушкина,  – открывшегося в 1925 году, Михаил Дмитриевич Беляев (1884-1955) был выдающимся музейщиком и литературоведом. Он создал музей М.Ю. Лермонтова в Тарханах, музей-усадьбу Абрамцево.

Много лет назад мне довелось прочесть очень интересные воспоминания М.Д. Беляева, которые хранились у его вдовы Маргариты Ильиничны. Я была уверена, что после ее кончины они поступили в Рукописный отдел Пушкинского Дома, сотрудником которого в течение многих лет был Михаил Дмитриевич. Но оказалось, что там хранятся только отрывки этих воспоминаний. Поиски наследия М.Д. Беляева, обретенного нами несколько дней тому назад, приводили меня к разным людям. И.В. Долгополова, подруга Маргариты Ильиничны, передала мне письма семьи Степановых, о которых пойдет речь. Переписка охватывает период с 18 октября 1941 года по 5 февраля 1950 года и содержит семь писем.

Степановы – Алексей Иванович (1866-1937), профессор Технологического института, его жена Христина Нильсовна (1879-1942) и их дети: Алексей (1903-1943), Всеволод (1904-1943), Евгения (в замужестве Михайлова (1906-1943)). Вся семья Степановых погибла в блокаду от голода. Другом Михаила Дмитриевича был старший сын Степановых, Алексей Алексеевич, историк театра, сотрудник Русского музея, уволенный оттуда в 1929 году в связи с арестом. Впоследствии преподавал историю в 53-й школе (бывш. стоюнинской гимназии).  Ему посвящено последнее датированное стихотворение М. Кузьмина.

Эти письма, видимо, были очень дороги Михаилу Дмитриевичу. На конвертах  из блокадного Ленинграда со штампом «проверено военной цензурой» его рукой сделаны надписи: «смерть Алеши», «смерть Всеволода», «смерть Жени». После  их гибели переписку продолжает Анна Андреевна Сомова-Михайлова, сестра художника Константина Сомова и свекровь младшей дочери Степановых Жени. А после ее смерти – ее старший сын Дмитрий Сергеевич  Михайлов (1895-1952) .

В дни снятия блокады хочется вспомнить этих людей, которые остались в осажденном городе, чтобы сохранить то, что считали важнее собственной жизни – историю русской культуры.