Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

«Живая жизнь книги»

Марина Витальевна Бокариус


 

Книжные судьбы и их власть над нами знакомы всем собирателям и библиофилам. Их путь в наши собрания, личные и музейные, имеет  свои собственные, независимые от наших желаний законы. Такие редкие и особенно дорогие издания есть, безусловно, у каждого собирателя.  В нашей небольшой, но очень интересной библиотеке есть немало книг, отражающих судьбы их владельцев. Эти книги открывают нам те сложные пути, которые они прошли до поступления в редкий фонд, и о судьбах их владельцев и хранителей.

  1. Гранки дневников и заметок л.В. Дубельта (из библиотеки замечательного собирателя и ученого М.А. Сергеева). Изданы в «Российском архиве». М. 1995. Т. VI С. 106.

  2. Первый том собраний сочинений И.С. Тургенева. СПб.: Тип. Глазунова, 1883 (с автографом И.Глазунова А.А. Краевскому, со штампом библиотеки Краевского). Том найден при разборке завалов во время блокады Ленинграда  М.С. Головачевой (1901-1981) и передан ее сыном В.Н. Головачевым в июне 1999 года к Пушкинскому юбилею.

  3.  Ашукин Н. Живой Пушкин. М., 1934. Единственная память о человеке, прошедшем долгий путь войны и погибшем 11 марта 1945 года, за два месяца до Победы.

 

Два особенно дорогих мне экслибриса лучше всего скажут о нашей любви к книге. Это экслибрис погибшего в 1941 году в лагерях литературоведа, историка   ХVIII   века, сотрудника Института русской литературы Б.И. Коплана с видом Пушкинского Дома и надписью на ступенях, ведущих к Неве: «Со мной они живут». И экслибрис князя Н.А. Долгорукова, библиофила, воспитанника Лицейского пансиона – «Книга это друг, который не изменит никогда».